Материал подготовлен специально для сайта «Туризм и активный отдых для позитивных людей», при перепечатке материала просьба ставить активную ссылку на первоисточник.

Туристы, приезжая в Тбилиси, непременно поднимаются на Мтацминда и на стены древней крепости Нарикала. Отсюда открываются великолепные панорамы древнего города, которому уже 2000 лет. Взгляд любого путешественника обязательно остановится на странных куполообразных сооружениях терракотового цвета, расположенных в самой старинной части города. И сколько бы не строили преположения, вы ни за что не угадаете, что это за постройки, если конечно не слышали и не видели их ранее. Это знаменитые тбилисские серные бани.

Тбилиси, район серных бань

Мы с вами в своих виртуальных путешествиях бывали в разных банях: это и сауна в Хельсинки, и московские Сандуны, японская офуро, турецкий хамам , бани Европы и сауна Киев, но то, о чем я расскажу сегодня очень отличается от них

Тот район, где расположены серные бани, а их несколько – это самая старая Ираклиевская баня и, построенные позже в начале XVII века, Сумбатовская, Казенная, Бебутовская. И самая отличная от всех — Орбелиановская или Голубая баня с узорчатым изразцовым фасадом и минаретами по бокам построена была в 1840 году. В разные времена количество бань доходило почти до сорока десятков, но в конце девятнадцатого – начале двадцатого столетия, при реконструкции набережной, многие из бань были разрушены.

Серные бани Тбилиси Орбелиановская или Голубая баня

Основные помещения бань находятся под землей, а сверху видны лишь сводчатые купола, на их вершине башенка с окошками для проникновения в помещения дневного света. Стены бань построены из кирпича и камня, внутри, есть помещения с отделкой мрамором и изразцами. Температура воды, содержащей серу, достигает 37 градусов. Словно сама природа позаботилась о том, чтобы сделать ее наиболее комфортной для принятия ванн человеком. Серные бани – это не просто гигиенические процедуры по помывке бренных тел – это процедуры имеющие мощный лечебный эффект. Кстати, по соседству с банями находится бальнеологический курорт, где серную воду как раз и используют в лечебных целях.

серные бани

Строго говоря, именно существование серных горячих источников и послужило основной причиной возникновения на этой земле города, под названием Тбилиси. В По легенде, Вахтанг Горгасали охотясь в этих местах, подстрелил птицу, которая упала в горячий источник. А «тбили», в переводе с грузинского – «теплый», легло в основу имени столицы Грузии.

серные бани, Тбилиси

Тбилисские бани имеют не только своеобразную восточную архитектуру с персидским флером, но и обязательную культуру приема банных процедур, где колоритной фигурой является мекисе – банщик или терщик, который сдирает вместе с кожей всю грязь своеобразной «теркой»-мочалкой, называемой кисА. Это и массаж, и пилинг, и даже какое-то костоправское действо.

серные бани

Раньше посещение бани не ограничивалось лишь банными процедурами, за одну и ту же плату, здесь можно было не выходя находится сутками. Это был своеобразным местом, «клубом» где решались многие вопросы, где отдыхали, а в женские дни здесь устраивались смотрины невест. Вот уж где не ускользнуло ни одного изъяна на теле невесты от бдительного оком много численных родственниц жениха. Даже меня моя свекровь водила в эти бани, правда с опозданием в 4 года :).

Тбилиси, серные бани

Кроме меня в банях Тбилиси побывали в разное время разные знаменитости, из которых наиболее известны писатели, наверное потому, что они не поленились об этом бумагонамарать. Это Лев Толстой и его родственник Алексей Толстой, служивший здесь Лермонтов, конечно же Грибоедов и Пушкин.

Тбилиси, серные бани

Вот как описывает свои впечатления от тифлисских бань Александр Дюма в своей книге «Кавказ», где писатель побывал в 1858 году:

«Два истязателя уложили меня на одной из деревянных лавок, позаботившись подложить под голову специальную подушечку, и заставили протянуть обе ноги и руки во всю длину тела. Тогда они взяли меня за руки и начали ломать суставы. Эта операция началась с последнего сустава пальцев. Потом от рук они перешли к ногам; затем дошла очередь до затылка, позвоночника и поясницы. Это упражнение, которое, по-видимому, должно было бы наверняка вывихнуть члены, совершалось удивительно естественно, не только без боли, но даже с некоторым чувством удовольствия. Мои суставы, с которыми никогда не случалось ничего подобного, держались так, будто до того постоянно подвергались подобной ломке. Мне казалось, что меня можно было согнуть как салфетку и положить между двумя полками шкафа и это нисколько не причинило бы мне боли. Окончив эту первую часть разглаживания членов, банные служители повернули меня, и в то время как один вытягивал мне руки изо всей силы, другой плясал на моей спине, иногда скользя по ней ногами, с шумом хлопавшими об пол. Странно, что этот человек, который мог весить 120 фунтов, на мне казался легким, как бабочка. Он снова влезал на спину, сходил с нее, потом опять влезал – и все это вызывало ощущение невероятного блаженства. Я дышал как никогда; мои мускулы нисколько не были утомлены, а напротив, приобрели или по крайней мере так казалось, что приобрели, гибкость; я готов был держать пари, что могу поднять распростертыми руками весь Кавказ. Далее банщики стали хлопать меня ладонью по пояснице, по плечам, по бокам, ляжкам и икрам…

Я решительно был в состоянии человека, который грезит, хотя настолько уже пробудился, что знает, что он грезит, но, находя свой сон приятным, всячески старается полностью не пробуждаться.

Наконец, к моему великому сожалению, ломанье членов прекратилось, и банщики приступили к последнему этапу, который можно назвать мыльным. Один терщик взял меня под мышки и привел в сидячее положение, как делает Арлекин с Пьеро, когда он думает, что убил его. Другой же, надев на свою руку волосяную перчатку, стал натирать ею все мое тело, причем первый, черпая ведром воду из ванны с сорока градусами, выливал мне ее на поясницу и затылок.

Находя, что обыкновенной воды было недостаточно, человек с перчаткой вдруг взял какой-то мешочек; я вскоре увидел, что мешочек надулся, испустил мыльную пену, которой я покрылся с головы до пят. За исключением глаз, которые мне немного жгло, я никогда не испытывал более приятного чувства, как то, которое было произведено этой пеной, текущей по всему телу.

Почему Париж, этот город чувственных наслаждений, не имеет подобных бань? Почему ни один делец не выпишет хотя бы двух банщиков из Тифлиса? Тут, конечно, и польза была бы, и барыши.

Когда я весь был покрыт горячей белой пеной, как молоком, легкой и текучей, как воздух, – меня свели в бассейн, куда я сошел с таким непреодолимым влечением, словно он был населен нимфами, похитившими Гиля.

Уже только в ванне мне казалось, что я пробудился и снова вступил, не без некоторого отвращения, в соприкосновение с внешним миром.

Мы оставались около пяти минут в ваннах и потом вышли.

Длинные простыни, совершенно белые, были разостланы на лавках предбанника, холодный воздух которого мгновенно охватил нас как бы для того, чтобы доставить нам новое ощущение блаженства. Мы легли на эти постели».

Остается только добавить, что когда Дюма первый раз побывал в бани именно в женский день и прежде чем зайти в номер ему пришлось пройтись по общему залу, где одевались и раздевались в клубах пара около пятидесяти женщин, которые больше были похожи на ведьм. А в течении всего пребывания в Тифлисе Александр Дюма бывал в серных банях каждый третий день.

Но лучше один раз увидеть, чем сто раз прочитать, поэтому, напоследок посмотрите это замечательное видео про Тбилиси и район «абанотубани» и с голыми волосатыми грузинами в серной бане и пузатым мекисе:

2 комментария

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *